11:09 

Безобразие какое-то...

RostOFF
Даже в самые свои святые моменты,я не могу ходить по воде...
Автор: Алиса Музыка
Название: Citizen Erased
Рейтинг: R
Жанр: Слэш, Ангст
Пэйринг: BellDom
Размер: Мини
Статус: закончен
Варнинг: Автор клинический идиот
От автора: Сплошное безобразие



- Доминик…Ну, пожалуйста! Ну не молчи! Прости меня! Хотя я понимаю, что это невозможно…прошу, хотя бы выслушай меня!
-Мне не нужны твои извинения. Я все тебе сказал,- парень огрызнулся, так и не удостоив друга взглядом.
-Дом, прошу, послушай меня, я все объясню,- Мэттью плелся за другом, не решаясь поравняться с ним, порываясь несколько раз коснуться пальцами его руки, но вовремя себя отдергивал, зная, что это не поможет.
- Беллами, я тебе уже все сказал, не выводи меня из себя,- Доминик все-таки обернулся. Мэтт шел, понурив голову, и с безразличием разглядывал асфальт.
-Впереди дорога, осторожней,- голос Дома немного смягчился. Как бы он не был зол и обижен на Беллами, он все- таки волновался за него.
-Мне плевать…
-Знаешь что, умник,- Доминик уже практически кричал в голос - мне не плевать! Хотя нет, на самом деле мне плевать! Ты же шлюха, продажная тварь, тебе же ведь тоже плевать. Плевать на мои чувства, на меня…
-Дом, я…
-Не перебивай меня, сука! И если ты сдохнешь, я даже глазом не моргну!
Молчание.
-Спасибо за правду,- выдавил из себя Мэттью, предательская слеза поползла по болезненно бледной коже.
-Да пошел ты,- Доминик ускорил шаг, оторвавшись от Мэтта на добрых метров десять, быстро перебежал дорогу и завернул за угол.
Мысли метались в голове в бешеном темпе. Он только что похерил все свои отношения с Домиником, которые так долго пытался построить, которые холил и лелеял, как новорожденного младенца. Ховард был для него всем. Еще вчера утром Дом обнимал его хрупкие плечики, прижимал к себе, шептал какой-то милый бред ему на ухо, обещал никогда не бросать, что бы не случилось, а сейчас он открыто заявляет, что даже бровью не поведет если он…он не успел закончить свою мысль: безумное ощущение боли в висках и затылке, привкус крови на губах, чувство полета и…темнота…

***
-Мэттью, ты же пьян,- Ховард пытался отодрать цепкие пальчики Мэтта от своего ремня.
-Доминик, я хочу тебя. Я хочу, чтобы ты меня трахнул, Дом, прошу,- Мэтт уже со стоном выдыхал последние слова. Вопреки желанию не заниматься сегодня сексом с пьяным любовником, руки Доминика через пару минут уже стягивали джинсы с узких бедер Беллами.
-Да, Дом, пожалуйста, сделай это, умоляю! Я уже не могу терпеть! Я безумно тебя хочу! Хочу почувствовать тебя! Не тяни!
Доминик несколько помедлил, взглянув на Мэтта. Тот лежал на кровати, покусывая тонкие пальчики на правой руке, а левой - развратно поглаживал свой тощий живот.
- Ховард, я жду! Или ты больше меня не хочешь?
-Беллз, послушай…Прости, сейчас Мэттью, я соберусь…
Дом осторожно приблизился к Мэтту и коснулся губами его шеи. Столь невинное прикосновение вызвало нескончаемую бурю эмоций в маленьком тельце Беллза, заставив его забыть обо всем на свете, кроме до безумия желанных губ. Он начал в голос поскуливать и умолять Дома не мучить его.
Доминик провел рукой по телу Мэттью от шеи до бедра, вызвав в нем мелкую дрожь и томный стон. Затем опустился на уровень своих рук и скользнул языком по изнывающему члену Мэтта и, погрузив полностью в рот, принялся с остервенением его сосать.
Пьяный вдрызг организм категорически отказывался кончать, и Дом уже было подумал, что бессмысленно дальше продолжать трудиться, но в этот момент Мэттью выгнулся, закинув голову назад, вцепившись пальцами в волосы Ховарда, громко завизжал и излился теплой жидкостью в рот Доминику.
Драммер бессильно откинулся на кровать рядом с Мэттом и даже не успел заметить, как сон сморил его.
***
-Ховард, радость ты моя барабанная, отвечай сейчас же, засранец, что у вас случилось с Беллами!- Кирк орал на всю студию и раскидывал все, что ему попадалось под руку.
Доминик с недоуменным выражением лица а-ля «я - кресло» сидел напротив Тома и обдирал блестяшки с любимой гитары Беллза. Крис истерично пытался дозвониться до Мэтта, но автоответчик неизменно сообщал о том, что абонент сейчас явно слишком занят и если вы хотите пополнить его матерный лексикон, стоит оставить свое сообщение после сигнала.
-Кристоф, позвони ему домой, Гайе, маме, кому угодно, но найдите его! У нас завтра запись, а у меня нет вокалиста! Черт бы вас побрал, идиоты, вы нашли, когда поругаться!- Кирк метнул в Доминика злобный взгляд и вышел из студии, хлопнув дверью.
***
-Том, его нигде нет. Гайя вообще послала меня к чертям собачьим и сказала, что ей начхать, где носит эту пьянь,- Крис устало опустился в кресло в студии.
Наступила неловкая тишина. В смежной комнате Морган уговаривал перенести начало записи.
-Дом, вы же шли вместе, как ты мог потерять его, где ты мог оставить его одного?- Кирк вглядывался в соседние крыши вечернего Лондона.- Ты мне хоть можешь сказать, из-за чего вы поругались?
-Не твое дело, Том,- Доминик встал с диванчика и направился к выходу.
***
-Дом, ну Доминик! Не спи! Я еще хочу! Доминик, твою мать, вставай!- ответ последовал в виде бессвязного мычания.
Мэттью поднялся с кровати, натянул на себя джинсы, рубашку, смерил Ховарда обиженным взглядом, потом все же подошел к нему, поцеловав в щеку, отправился обратно в бар, откуда его с трудом вытащил Доминик двумя часами ранее.
***
«О, ну неужели! Какая встреча! Вот ты-то мне и нужен»
-Привет, Беллами! Почему ты скучаешь здесь один? Где Дом?- Беллз резко обернулся на звук голоса, едва не пролив на себя виски.
-Эээ... простите, мы знакомы?- Мэтт пытался разглядеть обладателя голоса.
-Конечно, ты, что не помнишь меня?- парень подсел поближе к своей жертве,- я Дин Фокс.
-Ах да, Дин! Конечно же, помню,- Мэттью попытался натянуть не себя подобие улыбки.
Конечно же, он помнит. Он помнит всех бывших Доминика. А этого не только помнит, но и до глубины души ненавидит.
После того, как Беллами нечайно признался в чувствах к драммеру сам себе, а потом и Доминику, последний был, казалось, на седьмом небе от счастья. И поскорее решил вычеркнуть из жизни Дина, который попросту заменял ему Мэтта. Они были безумно похожи. Конечно, природа больше не в силах повторить столь специфичной внешности Мэтта, но сходство было. Со слезами на глазах Мэттью иногда слышал, как в порыве страсти Доминик выкрикивал его имя, вместо имени своего любовника, а тот либо попросту не обращал внимания, либо безумно дорожил отношениями и молчал.
Попытка расстаться с Динатоном имела несколько печальные последствия. На виске Беллза до сих пор заживали швы от его рук. Он даже на тот момент еще не знал, что Дом решил порвать со своим любовником. И пока Доминик сидел дома и подбирал слова, как сказать Мэттью о своих взаимных чувствах, Фокс избивал Беллами в туалете какого-то паба.
И, как оказалось, Дин дорожил вовсе не самими отношениями, а толстым кошельком своего на тот момент бойфренда. Он прекрасно понимал, что является суррогатом того, кого на самом деле любит Дом, но мысль о том, что тебя трахает сам драммер всемирно известных Муз, безумно льстила.
Динатон еще какое-то время угрожал Доминику. А потом и вовсе потерял с ним связь.
И сейчас, сидя в пабе, Мэттью был готов встретить кого угодно, даже маму Гайи, которую он боялся больше, чем, наверное, пауков, а после их расставания, так уж тем более, но явно не Динатона.
-Так почему ты один? Вы поругались с Домом?- Динатон пытался поймать на себе взгляд Мэтта.
-Нет, с чего ты взял?
-Да ладно, я знаю его не хуже тебя, я знаю какая он свинья, ну а ты же такая тонкая ранимая личность,- Дин пустил в ход все свои знания психологии, стараясь добить и без того неустойчивую психику Мэттью, над которой уже весьма капитально поработала Гайя.
Нетрезвое мышление все-таки дало слабину, воспринимая все воспоминания довольно остро. Ему стало безумно обидно за то, что Доминик его сегодня не захотел. У Дома просто на него не встал. В последние недели они часто ругались. Дом перестал уделять Мэттью должного внимания.
Нескончаемый поток мелких моментов. Мысли опережали одна другую, и боролись за звание самой обидной.
-Водки!4 порции!- Фокс улыбнулся про себя. Он не думал, что будет так просто раздавить «великого и ужасного» Мэтта Беллами.
-Ты будешь?- из задумчивости его вывел голос Беллза, он протягивал ему рюмку с обжигающей жидкостью.
-Нет, думаю, не стоит…и тебе тоже хватит,- заботливо произнес Дин.
Мэтт залпом опустошил очередную рюмку и забавно поморщился.
Динатон вновь задумался. Дом все-таки знал толк в красоте. Хотя Беллами не был первым красавцем, в его внешности было что-то, что безумно цепляло и не давало отвести от него взгляд, заставляло любоваться им безостановочно.
В голове врага мгновенно всплыл коварный план мести.
-Мэтти, хватит пить, ты же на ногах устоять не сможешь,- Динатон обнял Мэтта за талию и поразился его хрупкости.- Я провожу тебя до дома.
Беллз попытался пойти сам, но, сделав пару шагов, пошатнулся, благо, успев, уцепится за рукав Дина.
-Я, наверное, все-таки приму твое предложение.
Динатон хищно улыбнулся, и, прихватив с собой бутылку виски, поддерживая Беллза, двинулся к выходу.
***
- Кристоф, мы перенесли запись на три месяца, где Ховард?
-И тебе, Том, доброе утро. Мы в курсе. Он уехал на пару месяцев в Вену к сестре.
-Хорошо, связывайся с ним, пожалуйста, почаще. У тебя никаких продвижений?
-Пока нет, я только начал обзванивать друзей.
-Я тебя понял. У меня осталось несколько больниц.
-Ок, если что-то станет известно, я тебе позвоню.
***
-Динатон, что ты делаешь?- Мэттью вяло отталкивал от себя Фокса, пытавшегося его поцеловать.
Похоже, пострадавшим от коварности плана станет не только Мэтт, но и сам Дин.
Нежная шея, тонкие ключицы, горячая бледная кожа, крышесносящий ванильный запах тела, Дин уже начал сходить с ума от близости Мэттью.
-Мэтти, я хочу тебя,- Динатон хоть немного старался держать себя в руках, скользя губами по шее Мэтта.
-Дин, что ты делаешь, я не могу. Ховард дома. Динатон, не надо…пожалуйста, остановись…
Фокс, казалось, не слышал просьб Мэтта. Он осторожно повалил Беллами на пушистый ковер в гостиной, продолжая посасывать кожу на шее, расстегивал рубашку, спускаясь поцелуями все ниже и ниже. Мэттью извивался под его ласками, алкоголь полностью затмил сознание. Дыхание учащалось. Не получившее положенную порцию ласк на сегодня тело млело под градом поцелуев и нежных прикосновений.
-Мэтти, ты хочешь меня?- Динатон расстегивал джинсы Беллза, ласково скользя ладонями по его худеньким бедрам.
-Дин, это не правильно, я не могу, этого нельзя делать…
Динатон не дал ему возможности продолжить свои причитания, накрыв его губы своими, осторожно покусывая их.
На улице уже светало.
Надо было довести Мэтта до такого состояния, когда он будет сам умолять овладеть его телом. Дин ласкал Мэттью рукой, в тоже время покусывал его сосок. Беллами вполголоса постанывал и…
-Да, да, Мэтти, повтори это еще раз…
-Я хочу тебя, Дин,- слова переходили в стон.
-Конечно, милый, я все для тебя сделаю,- Динатон начал срывать оставшуюся одежду с себя и с Мэтта, ловя его тяжелое дыхание губами.
«Он идеален» промелькнуло в голове Фокса.
Дин намочил пальцы в Мэттовой слюне и аккуратно вошел в него. Мэттью выгнулся и, закусив губу, тихо простонал. Вскоре Динатон сменил пальцы на свой член и начал медленно двигаться в Беллзе.
-Мэтти, я хочу, что бы ты кричал от удовольствия, сделай это, Мэтт!
Он ускорил движения, от чего Мэттью начал громко стонать, при каждом сильном толчке он выкрикивал имя Динатона, совсем забыв о том, что этажом выше в их комнате спит Доминик.
Следующие несколько часов Беллами с огромным удовольствием бы вычеркнул из своей жизни и памяти. Удивление, боль, обида, эмоции, которые невозможно описать словами, в глазах Доминика…это было слишком…осознание того, что ты только что изменил любимому человеку, пусть и в пьяном бреду, что давало небольшую скидку, со всей силы вгрызалось в мозг. Доминик стоял на лестнице и наблюдал за происходящим в гостиной. В глазах застыли слезы. Его смысл жизни трахала уже давно брошенная им, за ненадобностью, шлюха. И пока Мэтт не заметил Дома, по его выражению лица, громким стонам и шепоту можно было с легкостью определить, что тот был вовсе не против.
Ховард тихо присел на ступеньки и, смотря прямо в глаза Беллзу, продолжил боковым зрением разглядывать, как его имеют, поставив на колени, прямо на полу перед дверью.
Мэтт, Мэттью, безумно любимый, милый, ласковый мальчик, которому он доверял всю жизнь, и знал, что тот никогда его не предаст. Сейчас он метался в руках чужого человека, без единого зазрения совести.
Тело Мэтта напряглось, его забила мелкая дрожь. «Сейчас он кончит»- автоматически пронеслось в голове Доминика.
Со стоном облегчения Беллами обмяк под Динатоном.
Мэттью выпутался из рук Фокса и, не говоря ни слова, метнулся в ванную.
Поджав коленки и обхватив их руками, Мэтт склонил голову набок к холодной стене. Ванная с невероятной быстротой наполнялась горячей водой. Как же сейчас хочется утопиться к чертям собачьим. Он выключил воду. Из гостиной послышался крик, какой-то грохот, чей-то болезненный скулеж и сильный хлопок дверью.
Задница ныла не меньше чем голова, Дин плохо растянул его. И если для облегчения хотя бы одной ноющей части тела можно было прислониться к ледяной стене лбом либо щекой, то другим причинным местом явно о стену не потрешься.
Беллами старался думать о чем угодно, только не о Доминике. Ему становилось безумно стыдно при одной только мысли о нем. Сегодня надо встретиться с Кирком. Они как минимум часа четыре будут находиться в одном помещении с Ховардом. Мэтт отгонял мысли о том, как он выдержит эту пытку.
Бесшумно проскользнув в спальню, Мэттью с облегчением вздохнул, не обнаружив там Доминика. Голова еще плохо соображала, и он не мог в полной мере осознать того, что только что натворил. Натянув первые попавшиеся брюки и футболку, Беллами спустился вниз, боясь даже поднять глаза на Ховарда. Тот, молча, встал и вышел из дома.
***
-Доброе утро, Том, у нас сегодня годовщина,- он с горечью усмехнулся.
-Крис, все отлично, я нашел его!
-Что? Где? Где он?
-Он в больнице, мне только что позвонили, только с ним что-то не в порядке…
-В смысле?
-Мне не сказали, я сейчас заеду за тобой.
***
-Привет, заходи, Том.
-Ты звонил Доминику? Когда он приедет?- Кирк бегал глазами по гостиной.
-Он обещал на днях …
-Значит, сейчас мы едем к Мэтту домой за документами, а затем в больницу.
-Как скажешь, Том…
***
-Добрый день, Вы звонили мне сегодня…
-Эээ…Да! Вы на счет того юноши?
-Да-да!
-Сколько ему лет? И, пожалуйста, назовите его полное имя, адрес и номер страховки. Надо заполнить его медицинскую карту.
-Мэттью Джеймс Беллами, 32 года...- медсестра прервала автоматную очередь Кирка.
-Простите, сколько ему лет? Кажется, мы ошиблись. Наш пациент младше.
-Можно хотя бы его увидеть?- Крис подал голос с диванчика в приемной.
-Ну, если Вам станет от этого легче. Луи, проводи, пожалуйста, этих людей в 119 палату.
***
Басист тихо приоткрыл дверь палаты и замер, вглядываясь в полумрак помещения. Тяжелые темные шторы были плотно задернуты. На больничной койке едва различалась хрупкая фигурка человека, прижавшегося щекой к прохладной стене.
-Мэтт?- Кристофер осторожно прошел вглубь палаты. Человек повернул голову в сторону Криса и Кирка, но не произнес ни слова.- Мэттью, это ты?
В ответ снова тишина. Послышался щелчок и палату слабо осветил ночник, стоявший на прикроватной тумбочке.
Юноша аккуратно приблизился к источнику света и поднял глаза на своих гостей.
-Господи, Мэттью! Это ты!- Крис кинулся к парню и крепко сжал его в объятиях.
-Мэттью, слава Богу, Мэттью, что мы тебя нашли!- парень немного отстранился и поднял глаза на басиста.
-Это мое имя?- в его глазах был страх вперемешку с нотками недоверия.
-Что?
-Мэттью - это мое имя? Меня так зовут?
Кристофер немного опешил.
-Ты что…ничего не…
-Нет,- тихий шелест прервал его слова.
Кирк сполз по стене на пол:
-Это конец…
***
-Мы забираем его домой.
-Вы уверены, что это тот человек, которого вы искали?
-Вы что, издеваетесь? Его узнают прохожие на улице, а лучшие друзья не узнают?
-Я просто уточнила. Сейчас мы оформим все документы. Ему надо будет являться еженедельно на осмотр.
-Хорошо, хорошо! Быстрее, что там надо подписать? Перед приемом я созвонюсь с Вами.
-Вот список лекарств и порядок их приема. Ему нельзя нервничать и перенапрягаться.
-Хорошо, я Вас понял. До свидания.
***
-Мэтт, ты уверен, что сможешь обойтись без нашей помощи?
-Я думаю, да! Спасибо огромное за то, что вы для меня делаете. Я надеюсь, что хоть что-то вспомню.
-Мэттью, все будет как раньше, ты скоро поправишься!- Крис похлопал Беллами по плечу,- Если что, звони! Мы всегда на связи!
-Хорошо! А, я вот что хотел спросить…Кто это на фотографии рядом со мной?
Кристофер, скользнув глазами по смешной рамке в виде космического корабля, замялся, потом тихо произнес:
-Это твой лучший друг…
***
-Доминик, привет! Как ты там? Отдохнул?
-Да, все отлично! Как у вас дела?- Дом не был в курсе того, что поиски Беллза затянулись на целый месяц. За время пребывания в Германии, Ховард практически простил Мэтта. И большая часть оставшейся обиды строилась именно на том, что последний даже ни разу не пытался позвонить ему за время его отсутствия в Лондоне.
Кристофер не говорил Доминику о том, что Мэтт как сквозь землю провалился, боясь за его слабое сердце, а Ховард даже и не интересовался.
-Более - менее…Дом, я хотел тебе сказать…- но Доминик перебил его:
-На счет записи? Когда начинаются репетиции?
-Их больше не будет, Дом.
-В смысле? Вы что, выгнали меня из группы?- усмехнулся драммер.
-Нет, не в этом дело. С Мэттом не все в порядке…
Кристофер не успел договорить, связь оборвалась.
Доминик не стал перезванивать. Нащупав в кармане ветровки ключи и, переступив свое чувство гордости, он направился к Мэтту домой.
***
С момента выписки Мэттью так ничего и не смог вспомнить. Только незначительные моменты из своей жизни. Какие-то мелочи периодически всплывали в голове. Имена, номера телефонов и кредиток.
На несколько дней приезжала его мама. Её он так и не вспомнил.
Заглянув в свою комнату, Беллз подошел к столу и взял с него толстый блокнот в кожаном переплете. Записи, тексты песен, дни рождения, встречи с продюсерами, интервью, фотосессии, не известные теперь ему. Полистав блокнот, Мэттью наткнулся на небольшое количество фотографий.
С первой на него смотрела красивая девушка со смуглой кожей и огромными карими глазами. На следующем фото был запечатлен поцелуй Беллза с этой самой девушкой.
На оборотной стороне фотографии красивым почерком было выведено: «Мэтти, я тебя очень сильно люблю. Гайя.»
Беллами потянулся за телефоном и набрал номер Криса.
-Привет, Мэтт! Что-то случилось? Как ты себя чувствуешь?
-Все…все в порядке, Крис! Я кое-что хотел спросить…
-Да, конечно, я слушаю!
-Кристоф, кто такая Гайя?
Басист немного замялся, подбирая слова.
-Мэтт, это твоя бывшая девушка…вы расстались полгода назад.
-Почему?
-А этого ты нам так и не сказал,- усмехнулся Крис. На заднем плане послышался звонок в дверь.- Беллз, кто там к тебе пришел?
-Я.. я не знаю, кто это может быть. Я тебе перезвоню,- с этими словами Мэтт открыл дверь и замер.
На пороге стоял симпатичный невысокий блондин с фотографии в рамке с космическим кораблем.
-Беллами, может быть, ты впустишь меня в дом?- Мэттью отошел, пропустив мужчину в светлую гостиную.
-Опять у тебя бардак? Стоило мне уехать на два месяца, как ты запустил весь дом!- он прошел на кухню и вернулся со стаканом воды.
Мэтт стоял неподвижно посреди комнаты, сжимая в руках подписанную фотографию.
-Знаешь, не смотря на то, что ты даже толком не извинился, я все же простил тебя,- Доминик подошел ближе, разглядывая фото, которое Мэтт так драгоценно прижимал к себе.
-Ты скучаешь по ней?- Мэттью с непониманием поднял глаза на своего гостя.
-Ты о чем?
-О Гайе! Ты так трогательно прижимаешь вашу совместную фотографию к сердцу, что я начинаю ревновать!- Дом поставил стакан на журнальный столик, приблизился еще на пару шагов к Беллзу и скользнул ладонью по его бедру.
-Я безумно по тебе соскучился,- с хрипотцой в голосе томно выдохнул Ховард в шею Мэтту.
Беллами шарахнулся в сторону и со страхом в глазах уставился на Доминика.
-Эй, Мэттью, ты чего?- Дом прижал худенькое тельце к стене и, задрав рубашку Беллза, заскользил ладонями по молочной коже.
-Что ты делаешь, извращенец?- Мэтт взвизгнул, но сразу же получил со всего размаху кулаком по скуле и все же умудрился вырваться из пламенных объятий Доминика.
-Что ты сказал, дрянь?- Ховард наступал на гитариста, забившегося в угол под лестницей. «Этот гаденыш, после всего, что натворил, просто обязан ползать передо мной на коленях и выпрашивать каждый поцелуй и каждое прикосновение!»- пронеслось в голове Доминика. Но, похоже, у Мэтта была несколько иная политика.
Настигнув свою жертву, Ховард схватил его за руку и швырнул на пол в центр гостиной.
Промазав мимо мягкого ковра, Беллами приземлился на паркет, больно проехав по нему носом. По губе мгновенно потекла теплая струйка. Доминик медленно подошел к маленькому комочку, лежащему теперь у него в ногах, еле заметно вздрагивающему, и с каждым шагом сжимавшемуся все сильнее.
Присев на корточки, Ховард грубо перевернул Мэтта на спину. Парень лежал теперь неподвижно, боясь пошевелиться и даже взглянуть на своего истязателя. Вся мордашка была перепачкана кровью, на полу рядом с ним виднелась небольшая кровавая лужица.
Сердце болезненно сжалось до размеров спичечного коробка. Что, черт возьми, он делает. Он посмел поднять руку на того, кого обязался защищать. Пусть, на сильного морально, но невероятно слабого физически, на самое дорогое, что у него есть. Он аккуратно дотронулся до скуластого личика, Мэттью дернулся и попытался приподняться, но он слишком сильно ударился головой, и дезориентация давала о себе знать.
Доминик взял на руки почти невесомого Мэтта, поражаясь тому, как он похудел за эти два месяца и, осторожно уложив его на диван, сел рядом на пол. Немного придя в себя, Беллз вновь попытался подняться. Как ни странно, его попытка в этот раз увенчалась успехом. Дом обернулся. Мэттью поднял на него затравленный взгляд, из голубых глаз текли слезы. Размазав очередную, скользящую по щеке каплю, он еле слышно зашептал:
-А ведь я даже не помню, как тебя зовут…Я не знаю, за что ты меня простил…Я не помню абсолютно ничего…Мэрилин…она приезжала сюда, Кристофер сказал, что она моя мать…Я видел, как она каждую ночь, пока была здесь, плакала, сидя на моей постели, осторожно гладила мою руку. А я так и не вспомнил её…
Доминик непонимающе взглянул на него и с неким недоверием в голосе спросил:
-Это что, шутка какая-то? Мэтт, что ты несешь?
-Мне сказали, что меня сбила машина. Я сильно ударился головой. Две недели я пролежал в коме, мой врач даже не надеялся, что я когда-либо приду в себя,- Мэттью резко замолчал, слезы не прекращались. Он размазывал их по лицу рукавами белой рубашки и, жалея, что так и не оправдал надежд своего дока. Прошло два месяца, а он так и не смог вернуться к нормальной полноценной жизни. Хотя бы частично. И сейчас, смотря на Доминика, который переваривал его короткий монолог, ему казалось, что именно этот человек значил для него больше всего. Мэтт обратил внимание на незатейливый жест Дома, он машинально прощупывал вены на своем запястье. Беллами в своей «новой» жизни пару раз замечал за собой такие же движения.
От переутомления голова начала кружиться и Мэттью лег обратно на диван, свернувшись в такую же позу, как и на полу.
-Зачем ты меня ударил? В чем я был виноват перед тобой?
Доминик вновь обернулся. Вид беззащитного существа, лежащего рядом, больно укусил Доминика за совесть.
Вконец спутавшиеся мысли начали складываться в определенную картинку. Они вместе шли в студию, Доминик предупредил Мэтта, что впереди дорога, так как тот совсем не следил за тем куда идет. Накричав на Беллза, он пошел вперед, не оборачиваясь. Подходя к дверям студии, Дом слышал визг тормозов, звук тупого удара, крики прохожих, но не придал этому никакого значения. Потом Мэтт пропал на пару дней, Дом уехал в Германию. Теперь понятно, почему Беллами не звонил ему, даже в последний месяц, когда уже был дома, он просто-напросто не помнил о его существовании, он не помнил, что произошло до аварии, он не помнил ничего об их отношениях, он не помнил кто такой Доминик Ховард.
Драммер медленно приблизился к Мэтту и попытался обнять его. Тот не сопротивлялся, лишь сильнее затрясся в безмолвной истерике.
-Прости, прости меня, пожалуйста. Мэттью. Я …ничего не знал…Крис мне ничего не говорил,- Доминик осторожно поглаживал хрупкую спину друга и целовал в макушку.- Мэтт, посмотри не меня,- он вытащил из кармана джинсов носовой платок, намочил его в маленьком декоративном фонтанчике, стоящем на журнальном столике и стер оставшуюся кровь с любимого личика. Беллз с опаской смотрел на Дома, но не отстранялся, все еще судорожно втягивая воздух.
-Мэттью, тебе надо отдохнуть,- Доминик поднял его с дивана и повел в комнату.
Оказавшись на своей кровати, Беллами забился в уголок, все еще сторонясь Дома.
-Мэттью, пожалуйста, не бойся. Я не знаю, что на меня нашло, я никогда не смел причинять тебе боль, этого больше никогда не повторится, умоляю, поверь мне.
Мэтт осторожно подвинулся к Доминику и, все еще дрожа всем телом, обнял его.
-Я хочу, что бы ты помог мне все вспомнить. Я доверяю тебе.
Доминик немного отстранился, обдумывая слова Мэтта, на автомате взял его запястье в ладонь и начал поглаживать венки на тыльной стороне. Беллами замер в ожидании. Ховард поднял на него глаза, полные нежности, приблизился и осторожно коснулся губ Мэттью.
-Что ты делаешь?- Мэтт улыбнулся.
-Прошу, доверься мне, Мэттью.
Доминик продолжал ласкать губы Беллза, осторожно покусывая и облизывая его нижнюю губу, выпустил из рук хрупкое запястье и начал медленно расстегивать мелкие пуговички на рубашке Мэтта.
Мэттью несмело отвечал на поцелуй. Доминик прервал ласку и скользнул губами по тонкой шее и ключицам. Избавив друга от рубашки, он снял с себя кофту и почувствовал горячее дыхание у себя на шее. Уложив Мэтта на кровать, Дом продолжил покрывать его поцелуями, раздевая и наслаждаясь ответными, еле слышными постанываниями.
Драммер вернулся к шее Мэтта, опустив руки на его худенькие бедра, заставлял дрожать любимое тельце.
Еще пара касаний языком по шее и несмелые ответы заменяются страстными поцелуями, а руки гитариста блуждают по спине Доминика, выводя незамысловатые узоры тонкими пальчиками.
Еще несколько машинальных действий и Мэтт уже извивается и стонет под Домиником, прося не останавливаться и не сбавлять темп. Драммер еще быстрее двигает бедрами, заставляя Мэтта метаться под ним, кажется, сейчас соседи вызовут полицию, неверно трактовав визги Беллами.
Он всегда безумно сексуально стонет.
Доминик немного замедляет движения и, ловко опрокинув Мэтта на себя, оказывается снизу. Ховард практически не ощущает на себе вес гитариста, обострились только ощущения сладостного удовольствия. Мэттью двигается на Доминике, выгнувшись, закинув голову назад и уперевшись ладошками в коленки драммера. Теперь Дом полностью входит в него.
Глаза горят как у сумасшедшего. В полумраке комнаты вид идеального тела, движущегося в размеренно - мучительном ритме, кажется божественным.
Мэтт постоянно облизывает губы и сладко скулит. Медленно проводит рукой по своей груди, задев сосок, громко судорожно выдыхает, ниже по животу, коснувшись томящейся плоти, начинает себя ласкать, от чего его стоны усиливаются.
-Как…Как тебя зовут?- умоляющий шепот на ухо Доминику.
-Вспомни, Мэтт! Вспомни! Скажи мне то, что я мечтаю сейчас услышать! Умоляю, Мэттью, вспомни!
Беллами замирает над Домом, но тот не придает этому значения. Доминик сам начинает двигаться под Мэттом и заменяет его руку своей. Тонкие пальчики оказываются у него на груди, вслед за ними появляются капельки слез.
-Господи, Мэттью, почему ты плачешь, тебе больно?- Дом прижимает его ближе к себе, на сколько это возможно, продолжая двигать рукой,- Мне остановиться?- Мэтт отрицательно машет головой и Доминик продолжает двигаться, чувствуя скорую развязку.- Мэтти, скажи мне, мой хороший, что с тобой? Как ты себя чувствуешь?
В место ответа Беллами вновь выгибается, быстро двигая бедрами, громко стонет.
Пока Дом упоенно наслаждался стонами Мэттью, тот вздрогнул, кончая в ладонь Дома, отрывками выкрикивал слова, от которых по телу Ховарда прошелся разряд, вызвав ответную реакцию:
-Доминик…я люблю тебя…пожалуйста…никогда не оставляй меня одного…я погибну без тебя…
И пока он будет слышать эти слова, он будет дышать, он будет жить ради него… он всегда будет рядом и никогда не даст усомниться в том, что его безумно любят и желают…он не даст ему погибнуть… он больше никогда его не оставит…
***
Доминик сидел за кухонным столом, неспешно потягивая кофе с молоком и разглядывая фотографию в смешной рамке. На ней были изображены они с Мэттом, изрядно пьяные, пьющие пиво через трубочки из одной бутылки и безумно искренне друг другу улыбающиеся. Это со дня рождения Беллами. Безделушка, подаренная много лет назад, просто на память о лучшем друге. Маленькое дополнение к основному подарку.. Кажется, именно с того дня и начались их отношения.
Откуда-то сбоку послышались острожные шаги и в дверях появился смущенный Мэттью. Он присел на пол рядом с Домиником и, положив голову ему на колени, прошептал:
-Мне очень стыдно, Дом…прости меня…- Ховард взъерошил смольно черные волосы друга и, улыбнувшись, сказал:
-Считай это местью за то, любя тебя, я спал с другими…
Беллами поднялся, прошептав «Спасибо», совсем по-детски чмокнул Доминика в щеку и отправился в ванную.
Ховард достал телефон из кармана джинс и набрал номер Кирка.
-Я слушаю тебя, Доминик! Доброе утро!
-Доброе, Том! Я хотел кое-что сказать…
-Что-то с Мэттом?- Кирк заметно занервничал.
-Да, Том, что-то с Мэттом.
-Господи, что случилось? Мне приехать? Ты с ним? Ему плохо?
-Успокойся, Том!- Доминик коснулся пальцами места поцелуя, губы расплылись в нежной улыбке,- Ты просто уже можешь назначать день первой репетиции – Мэттью к нам вернулся…

@музыка: Placebo-Meds

@настроение: Средней паршивости

@темы: fanfic, muse, Бреад

URL
Комментарии
2012-10-01 в 18:04 

AbsurdBread
ничего так... страданий от души... *___*

концовка приятная. теплая.

2012-10-01 в 20:02 

RostOFF
Даже в самые свои святые моменты,я не могу ходить по воде...
AbsurdBread, спасибо)

URL
   

Perfect_void

главная